пятница, 22 апреля 2016 г.

Удивительное рядом. Форосская церковь.

В удивительном пейзаже, открывающемся с Байдарских ворот, привлекает внимание церковь. Она стоит на скале, утопающей в зелени. В определенную погоду кажется, что храм не имеет основы, а словно парит в воздухе.
 
О выборе места возведения этой церкви есть множества легенд. Одна из них гласит, что однажды взбесившиеся кони понесли с горного перевала коляску, в которой сидела юная дочь богатого купца. Кони неслись к пропасти, и девушка уже мысленно прощалась с жизнью. Но... бывают чудеса!.. Кони внезапно остановились на краю скалистого обрыва. После стремительного спуска они словно замерли, сраженные красотой, открывшейся перед ними. И тогда купец в честь спасения дочери-красавицы велел построить храм Воскресения.
 Есть и официальная версия истории создания Форосской церкви. "Чайный магнат" Александр Кузнецов (на тот момент владелец имения в Форосе) по просьбе православных близлежащих селений заказывает проект храма архитектору Николаю Чагину. Церковь посвящается чудесному спасению государя-императора Александра III и его семьи во время крушения поезда, шедшего из Крыма в Петербург. Поезд сошел с рельсов, но император не пострадал.
 Заказчик храма, Александр Кузнецов, был наследником (внуком) сказочно богатого купца Алексея Губкина. Это был один из главных поставщиков чая в Российской империи. В свое время Губкин поднялся на бартерных операциях с Китаем - обменивал сукно и хлопчатобумажные ткани на чай. Впоследствии его "чайная империя" стала самой мощной в России. Кузнецов тоже занимался импортом и расфасовкой чая. Изображение Форосской церкви на скале он сделал своим торговым знаком.
 Церковь построена в византийском храмовом стиле, в два яруса, по бокам и в центре –  купола различной величины. Своим силуэтом церковь напоминает русские деревянные храмы конца XVIII столетия. Внутренние стены украшал византийский орнамент, на полу была выложена мозаика, изготовленная в итальянской мастерской Антонио Сальвиатти.
С приходом советской власти из храма были изъяты ценности, в течение нескольких лет он был закрыт, пока не перешёл в собственность санатория "Форос". Со сменой владельца изменилось и назначение. В храме был открыт ресторан, существовавший и в послевоенное время. В конце 80-х годов прошлого века церковь стали восстанавливать, и только в 2004 году все реставрационные работы были завершены.
 Храм Воскресения Христова продолжает работу и сегодня, здесь проходят регулярные службы, крестят детей и венчают. Этот уникальный объект по праву считается жемчужиной Южного берега Крыма. Когда стоишь на смотровой площадке позади храма и смотришь с высоты 400 метров над уровнем моря, невольно захватывает дух. Восхищаешься и когда видишь подсвеченные солнцем или вечерним светом купола…

воскресенье, 17 апреля 2016 г.

Литературное путешествие по Крыму


Крымская земля обладает удивительным свойством притягивать творческих людей. С Крымом, так или иначе, связаны судьбы многих известных писателей и поэтов. Да и сам Крым всегда занимал особое место в литературе. Восхитительная природа, бурная история и многонациональная культура этого края вдохновляли многие поколения русских писателей. Кто-то был в Крыму проездом, а для кого-то он стал частью биографии… Для одних – это благословенное райское место, для других – мрачные воспоминания о войне, для третьих – весёлый полуостров, полный приятных воспоминаний об отдыхе… В Крыму написаны многие замечательные произведения. А ещё больше рождалось замыслов, которые, воплотившись, стали украшением русской литературы.
И чтобы убедиться в этом совершим путешествие по литературной карте Крыма.
Симферополь. Столицу Крыма непременно посещают все, кто прибывает на полуостров. Писатели с поэтами не исключение. Но заметный след оставили несколько. Недолго жил в Симферополе А. С. Пушкин. Здесь на «брегах веселого Салгира» была его последняя остановка в длительном путешествии по Крыму в 1820 г. и теперь великому поэту установлен памятник в центре города. Кто видел край, где роскошью природы
Оживлены дубравы и луга,
Где весело шумят и блещут воды
И мирные ласкают берега,
Где на холмы под лавровые своды
Не смеют лечь упрямые снега.
А. С. Пушкин о Крыме
В Симферополе c 1802 по 1807 год трудился государственный чиновник П. И. Сумароков. Каковы его заслуги на этой ниве мы не знаем, но здесь он написал весьма любопытную книгу: «Досуги крымского судьи, или второе путешествие в Тавриду», где дал очень точные описания многих крымских уголков. Оцените красоту слога: «Хочешь ты вкушать сладкое в душе чувство? Останься на Салгире. Хочешь ли ты развеселить себя необыкновенным зрелищем? Перейди Байдары. Желаешь ты встретить великолепие? Явись в окрестности Ялты. А вздумал ты предаться мирному унынию? Побывай в Форосе. Наконец, страдаешь ли ты от любви или терпишь иную напасть, то усядься на берег Черного моря, и рев волн рассеет мрачные мысли твои». А на доме, где тоже недолго проживал путешествующий по Крыму в 1825 г. А. С. Грибоедов установлена мемориальная доска.
Правда, в одном из писем он назвал Симферополь «дрянной городишко», что объясняется мрачным настроением, овладевшим писателем в том момент. Зато потом он назвал Крыму «изумительной сокровищницей, естественным музеем, хранящим тайны тысячелетий», чем и реабилитировал себя в глазах крымчан.
С 1865 по 1870 год в Симферополе работал на ниве народного просвещения чиновник Е. Л. Марков.  И написал знаменитые «Очерки Крыма: Картины крымской жизни, природы и истории», в которых он с огромной любовью изобразил природу полуострова, его жителей, историю, памятники. Чуть ироничное, образное, сочное описание давно ушедшей красоты этих мест завораживает читателя.  «Очерки мои воскресят в памяти некоторых сколько-нибудь живо и верно картины крымской жизни и природы; соблазнят его узнать живой Крым, насладиться его оригинальностью, его красотою», – так писал Марков.  «Я знаю знаменитые живописные места Европы и думаю, что вряд ли в ней найдется более счастливое сочетание самых противоположных элементов пейзажа, чем в Крыму». Священный дух истории веет на этих водах и этом берегу.  Тут, что ни камень, что ни развалина, что ни шаг, то событие. Кто дышит Крымом, тот дышит радостью жизни, поэзии, долголетием. Спешите же уходить в Крым, кто может, кому ещё время...»
“Люди, пожившие в Крыму и изведавшие наслаждения, которые даёт только один Крым, никогда не забывают его...”Е. Л. Марков, “Очерки Крыма” (1902 г.)
В Симферополе родился И. Л. Сельвинский (1899-1968) – выдающийся русский поэт и прозаик XX в. В доме он родился и жил в 1899-1906 гг. ныне открыт его дом-музей И. Сельвинского и это первый литературный музей в Симферополе. У него очень много написано о Крыме, а строчки: «И если очень захочется счастья, мы с вами поедем в Крым» стали хрестоматийными.
Или во это: Бывают края, что недвижны веками, Зарывшись во мглу и мох, Но есть и такие, где каждый камень Гудит голосами эпох. И. Сельвинский о КрымеВ Таврической духовной семинарии с 1918 по 1920 г. (ул. Героев Аджимушкая, 7) преподавал выдающийся русский мыслитель и богослов С. Н. Булгаков, впоследствии эмигрировавший. Вот как он писал о Крыме:«Здесь залегло несколько пластов античной культуры, перед нами вскрытых, здесь родилась духовно наша Родина…»С. Н. Булгаков о роли Крыма в истории Евпатория. В этом городе бывали многие литературные знаменитости – А.Мицкевич, Л. Украинка, М. А. Булгаков, В. В. Маяковский, А. А. Ахматова, Н. Островский. К. Чуковский. А. Н. Толстой оставил описание Евпатории в романе «Хождение по мукам». Поэт И. Сельвинский провел здесь юность и учился в местной гимназии, которая ныне носит его имя. Писатель Б. Балтер, автор повести «До свидания, мальчики!» тоже учился в этой гимназии. Потом был снят одноименный фильм по этой книге. В доме, где несколько лет жила А. А. Ахматова, открыто стильное литературное кафе с крахмальными скатертями, сияющими столовыми приборами и намеком на некоторую богемность. Очень жаль мне тех, которые не бывали В ЕВПАТОРИИ. Сильны литературные традиции ив нынешней Евпатории. Вот строки евпаторийца Сергея Овчаренко, замечательного поэта:
Вот только пока памятников литераторы не удостоились, только мемориальные доски открыты в их честь. Лишь памятник Ашик Омеру (1621-1707), выдающемуся крымскому поэту средневековья стоит в Евпатории. Путешествуя по миру, он создавал произведения, вошедшие в сокровищницу мировой литературы. В преклонном возрасте вернулся в родной Гезлев, где и обрел вечный покой.А в стенах дома по улице Караимской скоро оживут тени тех, кто гостил здесь жарким летом 1825 г. Дом превратится в Музей Адама Мицкевича – первого выдающегося поэта, посетившего Евпаторию.Был в Евпатории и В. С. Высоцкий, когда снимался в фильме «Плохой хороший человек».  Стихи, а потом песня «Черные бушлаты», посвященная трагическому Евпаторийскому десанту конца 1941 г., была задумана им в Евпатории.В. В. Маяковский написал о Евпатории просто:
Ещё витает над землей Тавриды
Свободный дух исчезнувших племен
И шелестом приспущенных знамен
Нам посылает сквозь века флюиды.
И возникает тоненькая нить,
И крепнет так, что жившие когда-то
Хазары, греки, скифы и сарматы
В сознанье нашем продолжают жить.
Саки. В Курортном парке этого городка стоит памятник Лесе Украинке, которая была тут на лечении. Есть и памятник и Н. В. Гоголю, который в июне-июле 1835 г. лечился здесь и, по его собственным словам, «пачкался здесь в минеральных грязях».
Бахчисарай. Этот городок своей широкой известностью обязан Ханскому дворцу, а точнее, Знаменитому Фонтану слез, который там установлен. А прославил его А. С. Пушкин, побывавший здесь и написавший поэму «Бахчисарайский фонтан».
 А также А. Мицкевич и Л. Украинка, посвятившие фонтану прекрасные  поэтические строки. Памятник Пушкину стоит недалеко от дворца.Находится в Бахчисарае и музей И. Гаспринского (1851-1914). Здесь можно познакомиться с жизнью и деятельностью этого замечательного человека – крымскотатарского писателя, просветителя, мыслителя. Ему в городе установлен памятник, в Бахчисарае он и похоронен. В своих статьях и научных работах («Русское мусульманство», «Русско-восточное соглашение») размышлял о судьбах мусульманства, национальных отношениях. А в книгах – «Солнце взошло», и «Страна блаженства») поднимал вопросы высокой нравственности, чести, достоинства человека.Бахчисарайская природа и бахчисарайские древности всегда производили огромное впечатление на путешественников. А. К. Толстой – один из литературных «отцов» Козьмы Пруткова, посвятил немало поэтических строк Крыму и так писал о пещерных городах Крыма:
...И город вымер. Здесь и там
Остатки башен по стенам,
Кривые улицы, кладбища,
Пещеры, рытые в скалах,
Давно безлюдные жилища,
 Обломки, камни, пыль и прах...
А. К. Толстой
Вот, например, ваш покорный слуга о водопаде Серебряные струи и его окрестностях.«Он сокрыт от зноя и ярких лучей солнца густой вековой зеленью огромных буков. Здесь вода, музыкально журча, стекает вниз тоненькими изящными струйками на темном фоне небольшого, поросшего мхом, грота. Водопад очень напоминает оригинальный струнный инструмент, особенно в яркий солнечный день. Не случайно его часто называют водопадом Серебряные струны. Водопад очаровывает той тонкой, неброской, одухотворенной красотой, которая столь характерна для небольших крымских водопадов.Стоит пройти и чуть выше водопада, вдоль лесной речки Сары-Узень. Посмотреть на маленькие порожки, каскады небольших водопадиков, тихие заводи... Какое причудливое сочетание камня, воды, опавших листьев, мха и рухнувших деревьев! Вся увиденная картина, словно сошедшая с японских средневековых гравюр, рождает чувство едва уловимой, но светлой и чистой гармонии...»
Севастополь. Этот славный город связан с именами многих писателей. Но мы отметим лишь тех, кто, для кого Севастополь стал очень важным в их творчестве.«Мне пришлось видеть много городов, но лучшего города, чем Севастополь, я  не знаю», - написал К. Паустовский, которые не раз бывал в Севастополе. Город с любовью описан во множестве его произведений.А. С. Грин много раз был в Севастополе, а в начале ХХ века даже два года просидел в здешней тюрьме за революционную деятельность, как член партии эсеров. Именно здесь, в Севастополе, рождаются замыслы его романтических произведений с морскими ветрами, высокими матчами, алыми парусами, придуманной страной Гринландией  и вымышленными городами Зурбаганом Лиссом, Гель Гью К.М.Станюкович (1843-1903), известный русский писатель – маринист, был сыном адмирала, командира Севастопольского порта. Когда шла Крымская война, было ему всего 11 лет. Но за участие в севастопольской обороне он был награждён двумя медалями. А когда стал писателем, то написал о тех событиях книги: «Севастопольский мальчик», «Маленькие моряки», «Грозный адмирал». Севастопольцы всегда помнят своего писателя, его именем названа библиотека в городе.В Севастополе родился А. Аверченко и жил тут до 16 лет. И отсюда он в 1920 г. навсегда покинул Родину.С 7 до 13 лет жила летом в Севастополе Аня Горенко, будущая великая поэтесса А. А. Ахматова, внучка полковника А. А.Горенко, участника обороны Севастополя 1854-1855 гг., у которого здесь был дом.
И потом она часто здесь бывала, вспоминая свое детство в Севастополе:
Стать бы снова приморской девчонкой
Туфли на босу ногу надеть
И закладывать косы коронкой,
И взволнованным голосом петь.
Все глядеть бы на смуглые главы Херсонесского храма с крыльца
И не знать, что от счастья и славы
Безнадежно стареют сердца
А. Ахматова

БиблиоМир: Что посмотреть в Крыму? Лучшие Достопримечательности Крыма.

БиблиоМир: Что посмотреть в Крыму? Лучшие Достопримечательности Крыма.

Что посмотреть в Крыму? Лучшие Достопримечательности Крыма.

суббота, 2 апреля 2016 г.

Сумароков П.И. Путешествие по всему Крыму и Бессарабии в 1799 году


   Исследователи, занимающиеся культурной историей Российской империи XVIII – XIX вв., ориенталисты и краеведы, изучающие травелоги, а также – в большей степени – обычные читатели, неравнодушные к исторической беллетристике и заметкам путешественников, получили возможность подержать в руках (или добавить на полку, к своей коллекции) еще один литературный памятник – переиздание книги Павла Ивановича Сумарокова «Путешествие по всему Крыму и Бессарабии в 1799 г.», увидевшей свет в 1800 г. и с тех пор не переиздававшейся.
   Не лишним в этой связи будет напомнить о биографии литератора. Как указывает автор предисловия к изданию, Т.М.Фадеева, «Павел Иванович Сумароков (ок. 1767—1846) принадлежал известному дворянскому роду, представители которого служили отечеству и пером, и шпагой. Дед Павла Ивановича служил в армии при Петре I. Дядя, Александр Петрович, был знаменитым драматургом, возглавлял первый русский театр. Сам Павел Иванович, воспитанник Московского благородного пансиона, с 1781 г. служил в Преображенском гвардейском полку: вначале унтер-офицером, затем прапорщиком (1790), подпоручиком (1792), полковым адъютантом (1794). Выйдя в отставку в чине штабс-капитана в 1796, поступил в следующем году на государственную службу коллежским советником. С 1801 г. – статский советник и член Крымской комиссии (1801–1802), губернатор Витебска (1807–1812) и Новгорода (1812–1815), сенатор и тайный советник (1821). За свои литературные и исторические труды Павел Иванович был избран членом Российской академии».
  Оживляя черты характера создателя книги, автор предисловия приводит выдержку из мемуаров литератора Дмитрия Ивановича Свербеева, который представляет своего современника П.И. Сумарокова так:
«Он был незадолго перед нашим с ним знакомством новгородским губернатором. Он имел в то время великое гражданское мужество в чем-то идти наперекор всесильному Аракчееву, и потом был вынужден уйти в отставку. В правительственной сфере и подчинявшейся ей среде петербургского общества считался он человеком беспокойным, брюзгливым и неприятно резким и был в опале у государя. В других, противоположных кружках, напротив того, Сумароков являлся героем самоотверженным, живя скромно, бедно и почти вдовцом. Независимый по характеру, он не принадлежал ни к какой литературной партии… »
   По мнению Т.Фадеевой, книгу П.И. Сумарокова можно подвести под жанр модного в то время «сентиментального путешествия». Этот жанр выделяет, в частности, следующая особенность: «...в отличие от распространенного типа географического или историко-этнографического пу­тешествия, повествование ведется от лица автора с “нежным чувствительным сердцем”: окружающая действительность воспринимается не сухо-объективно, но эмоционально, пропускается сквозь призму мироощущения автора. Начало этого направления связывают с Лоренсом Стерном (L.Stern), автором “Сентиментально­го путешествия” (1768)». Это произведение дало название целому направлению в литературе, в оригинале же «представляло собой изображение лю­бовных похождений путешественника, чередующееся с изложением волнующих его чувств». На русском языке переводы книг Стерна, как отмечает исследовательница, появлялись неоднократно – в 1789, 1793 и 1795 гг.
   Переиздание книги П.И. Сумарокова, являвшейся до текущего момента библиографической редкостью, не может не заинтересовать исследователей. Причина этого потенциального внимания видится главным образом в том, какую «оптику» ее автор использовал в описаниях «нетронутой аборигенной культуры» (выражение Т.М. Фадеевой – прим. авт. рец.) крымских этносов, каким образом его литературные приемы и субъективные наблюдения могли подпитывать или же переписывать мифологемы и представления о власти Екатерининской эпохи, а именно аллегорию Крыма как «сада», вместившего в себя разнообразие укладов жизни, этническую гетерогенность империи и в течение некоторого времени служившего прообразом этой империи, ее метафорой, откликавшейся в известном «греческом проекте» императрицы. О том, как идеология государства находила отражение в одах, изящном искусстве и беллетристике, массовому читателю доступно и блестяще рассказал российский исследователь А.Зорин (см. его книгу «Литература и государственная идеология в России в последней трети XVIII – первой трети XIX века», 2001 г.). Очень жаль, что историки и культурологи оставили пока на полях семиотический аспект взаимоотражения империи и литературы в травелогах, которые не только представляют библиографический интерес для местных краеведов, но и являются ценнейшим первоисточником для исследователей ориенталисткого дискурса, семиотики репрезентаций имперской власти, и, наконец, символической географии. И тут, несомненно, права Т.Фадеева, утверждающая, что книга Сумарокова еще привлечет внимание на фоне «более поздних многочисленных путешествий по благоустроенному курортному Крыму с дворцами и парками, которые в первую очередь привлекали их авторов».

Некоторые из особенностей взгляда Сумарокова бросаются читателю в глаза уже с первых страниц. «Любопытство к краю со столь древней историей, столь непохожему на доселе виденное, завлекало нашего героя в самые глухие и опасные уголки крымского бездорожья, – подчеркивает Т.Фадеева. – Его, жителя Петербурга, где величие дворцов и рос­кошь их убранства как будто компенсирует бедность и суровость северной природы, поразили богатство и разнообразие растительности Крыма. Противо­поставление искусство — природа, свойственное сентиментализму, здесь одно­значно решается в пользу последней».